Семантико-прагматические особенности речевого акта извинения (на материале русского и болгарского языков) | Международен филологически форум
su.forum.students@gmail.comСп. "Филологически форум" - хуманитарно списание за млади изследователи на Факултета по славянски филологии е вече в CEEOL!

Семантико-прагматические особенности речевого акта извинения (на материале русского и болгарского языков)

Posted in: Библиотека, Типологии и своеобразия Started by

Семантико-прагматические особенности речевого акта извинения (на материале русского и болгарского языков)

Мария Соломина

Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева

 

Статья посвящена сопоставлению способов представления  адресата и адресанта в рамках речевой ситуации извинения  в русском и болгарском языках. По результатам исследования составлена  классификация способов представления адресата и адресанта в рамках речевого акта извинения в русском и болгарском языках. Сопоставление показало, что средства русского и болгарского языков, задействованные в представлении адресата и адресанта, могут отличаться функциональной нагрузкой. Составленная классификация универсальна для обоих языков.

Ключевые слова: извинение, речевой акт, русский язык, болгарский язык, адресат, адресант.

The article is devoted to a comparison of ways of representation the hearer and the speaker in speech situation of apology in Russian and Bulgarian languages. The classification of ways to represent the hearer and the speaker in the speech act of apology in Russian and Bulgarian languages composed based on the research. The comparison showed that linguistic means of the Russian and Bulgarian languages ​​involved in the representation of the hearer and the speaker may have different functions. The classification is universal for both languages.

Keywords: apology, speech act, russia language,  bulgarian  language, speaker, hearer.

Исследования в области межъязыкового сопоставления способов выражения тех или иных интенций на современном этапе имеют большое значение, так как в условиях информационного общества представители разных культур коммуницируют друг с другом регулярно. Соответственно, для успешной коммуникации необходимо не только наличие общих знаний об особенностях культуры, с представителем которой происходит общение, но и владение корректными способами выражения разнообразных интенций. В этом смысле особый интерес представляют этикетные речевые акты, такие как приветствие, благодарность, извинение и другие. Извинение выделяется в общем ряду соотнесением с реальной или прогнозируемой конфликтной ситуацией, в этом речевом акте особенно важна корректность выбираемых средств выражения интенции, в том числе и представление адресата и адресанта.

Целями данного исследования стали выявление и типизирование разных видов речевого акта извинения по формальному представлению адресанта и адресата и сравнение особенностей в русском и болгарском языках.

Извинение – это директивный речевой акт, посредством которого адресант стремится аннулировать сложившееся у адресата негативное впечатление, или, в случае превентивных извинений, предотвратить возникновение негативного впечатления. (Райтман 2002: 20).

Таким образом, в типичной ситуации адресанта можно соотнести с лицом, причинившим ущерб, а адресата – с лицом, потерпевшим этот ущерб.

Анализ множества речевых ситуаций позволяет выявить следующие типы извинения по степени представленности адресата и адресанта.

  • Эксплицитный тип (эксплицитно выраженная направленность)
    • адесатоориентированный подтип (направленность на адресата)
    • адресантооринетированный подтип (направленность на адресанта)
    • интегрированный подтип (двоякая направленность)
  • Имплицитный тип (эксплицитно невыраженная направленность).
  • Заместительное извинение (особый тип, в котором адресант и лицо, причинившее ущерб, не совпадают)

 

Эксплицитный тип

Направленность на адресата (адесатоориентированный подтип)

Адресант в высказывании эксплицитно не выражен. Адресат представлен  лицом  перформативного глагола и/или через обращение. В данном случае извинение является реактивным актом с предшествующим запросом от партнёра по коммуникации. Использование обращения чаще всего говорит о необходимости установления личного контакта с адресатом, использование же исключительно глагола в повелительном наклонении в большинстве случаев характеризует формальные отношения коммуникантов, социальную дистанцию между ними или незначительность причиненного ущерба.

– Вы какой номер набираете? – Приятный мужской голос проговорил нужный ему номер. – Ну вот так и набирайте, – велела Ирина.  Извините, – отозвался приятный баритон. (Токарева 2002)

Учителят го погледна строго, не позволяваше на никого да го прекъсва. Стивън се осъзна. – Извинявайте… (Люцканова 2004: 56)

В данном случае ситуация универсальна: и в русском и в болгарском примерах использованы перформативные глаголы в повелительном наклонении Извините/ Извинявайте, множественное  число  использовано как маркер дистанционной вежливости, указывающий на социальную дистанцию коммуникантов.

– Что, совсем никто? – не поверил он и, обогнув онемевшую враз Зойку, взял сотовый в руки. Отключила, что ли? – Прости, Саш, – виновато залопотала она и для убедительности всхлипнула. (Романова 2016: 193)

– Донеси ми чаша вода, моля те! – изтракаха зъбите й на стъклото. Диана бръкна в чантата си, извади една половинлитрова пластмасова бутилка, пълна с вода, пъхна я в ръцете й и скочи от стола. Изтича до бара и след минута притича обратно с две големи чаши, пълни с вода и лед.

– Извинявай, Маре! (Божилова 2007: 15)

В представленных выше ситуациях и в русском и в болгарском примерах использованы глаголы Прости/ Извинявай и обращения к адресанту. Стоит отметить, что в болгарском примере нормативно использован звательный падеж. В русском литературном языке звательный падеж отсутствует, однако в данной ситуации использована форма с нулевым окончанием,  свойственная разговорному языку и эквивалентная звательному падежу.

Направленность на адресанта (адресантооринетированный подтип)

В этом случае высказывание чаще сводится к самооправданию, пояснению причин неконвенционального поведения или нанесения ущерба. Подобное представление адресата чаще всего характеризует либо формальные отношения между коммуникантами, либо бόльшую, нежели в предыдущем пункте, степень вины и понесённого ущерба.

Адресат может быть выражен в форме глагола, эксплицирующего действие, и/или при помощи личного местоимения.

– Я не знаю, зачем все это тебе рассказываю, – виновато сказал он. (Рубина 2008: 15)

– Ако знаех, щях да ти купя подарък – каза извинително. (Овчарова 2016)

В примерах употреблены формы глагола, указывающие на адресанта: знаех и купя в болгарском и не знаю и рассказываю в русском.

– Моя вина! Я должен был узнать господина Городецкого! Витезслав, это моя персональная недоработка! (Лукьяненко 2005: 142)

– Къде изчезна? Забрави ли, че на този свят има телефони?

– Виновен съм… забравих! (Наковски 1983: 200)

В обоих примерах извинение представлено через принятие на себя вины с использованием специфической лексики Моя вина!/ Виновен съм.

Отдельно следует сказать о стилистической окраске возвратности  глаголов извиняюсь/извинявам се в русском и болгарском языках.

В болгарском языке возвратность в этом глаголе является стилистически нейтральной (Чолакова 1990).

– Господарю Амеротке – приближи меджайският командир, коленичи пред съдията, поклони се и едва след това го погледна. – Извинявам се за късния час. ( Дохерти 2010: 140)

В русском языке возвратность будет носить разговорный, сниженный характер (Кузнецов 2000: 378).

Иван протянул ей три гвоздики.

–  Я извиняюсь за прошлый раз.

– Вообще я люблю фиалки, но, тем не менее, спасибо. (Гордеев, Гордеева 2001: 10)

Двоякая направленность (интегрированный подтип)

В высказывании отражены как адресат, так и адресант. В рамках этого типа могут быть представлены коммуниканты в ситуациях с разным понесённым ущербом и разной степенью экспрессии.

– Ну прости, прости меня… я так испугалась… Прости, я глупостей наговорила… Максим! (Лукъяненко 2004: 257)

Егор подозрительно смотрел на меня. Потом вздохнул и расслабился:

– Тогда извини. Я в самолете чего-то вспылил. Не люблю я твою контору… не за что мне ее любить. (Лукъяненко 2005: 31)

– Из … извинявай … Аз … май наистина се поувлякох. Нали ме знаеш каква съм – първо действам, а после мисля. (Енев 2014: 9)

– Много съжалявам за безпокойството, сър, – започна той и се обърна към Майкъл, – Навън гъмжи от журналисти. (Дончева 1999: 157)

Направленность на адресата выражена через лицо глагола прости/извини/извинявай; обращение Максим!/сър.

Направленность на адресанта так же может выражаться через лицо глагола съжалявам; лицо глагола, эксплицируюшего причины неконвенционального поведения  не люблю/ се поувлякох; местоимение я/аз или глагол съм в болгарском.

Эксплицитно невыраженная направленность (имплицитный тип)

Встречаются случаи, когда собственно адресат и адресант формально никак не представлены в высказывании. Это обычно короткие односложные ответы в ситуации с минимальным нанесённым ущербом. Такие высказывания представляют собой короткое сообщение о причине неконвенционального поведения адресанта или неоправданного ожидания адресата.

– Закури, – сказал перевозчик, бросая пачку.

Симаков достал папиросу, повертел и вдруг скомкал в кулаке. Бросил ее на песок и отряхнул табачные крошки с ладони,

– Нервы, – виновато сказал он, засовывая пачку в карман. (Гуданец 1984: 21)

 Мы смотрели по сторонам ― тюльпанов не было.

– Наверное, их уже собрали, ― виновато сказал Альберт. (Штерн 2013: 97)

Той усещаше в джеба си разнебитената писалка, евтин фалшификат на истинската „Паркер“, но едно неочаквано съображение спря ръката му, която се готвеше да посегне натам.

– Човешка слабост! – каза извинително Силверстон и отново се смути. (Дилов 1978: 7)

– Обувките ми са толкова неудобни – каза извинително момичето. (Радев 2002: 305)

Выявить интенцию извинения можно только из широкого контекста, обращаясь к экстралингвистическим факторам.

Заместительное извинение

Особым случаем представляются так называемые заместительные извинения, в которых лицо, нанёсшее ущерб, и адресант не совпадают. Это несовпадение отражает то, что адресант несёт репутационные потери в сложившейся ситуации, а лицо, нанёсшее ущерб, не может извиниться в силу возраста, эмоционального или физического состояния; наблюдаются ситуации, в которых ущерб наносится, например, животным, за которого будет извиняться владелец.

Ехали на поезде с Украины домой. Артёмка как всегда выбежал из купе в коридор и начал заглядывать в соседние купе. Уже весь вагон знал этого неугомонного мальчика. <…>

– Извините нас, пожалуйста, он такой неугомонный – Говорила мама, уводя Артёмку обратно в купе.

– Да что Вы. У Вас такой чудесный сынишка –  Отвечали дяди и тёти. (Жданов 2008)

Джак се разочарова и в същото време се озадачи от сянката, която премина по лицето на Карин.

– Извинявам се за поведението на Ерика – въздъхна тя и наля кафето в две чаши. (Уот 2008: 137)

В приведённых выше примерах извинение выражено эксплицитно при помощи глаголов извините/извинявам се. Стоит отметить, что в русском примере адресант и лицо, нанёсшее ущерб, объединены в общую группу ‘мы’  извините нас. В болгарских примерах адресант и лицо, нанёсшее ущерб, строго разделены.

– Не надо меня жалеть! – вскрикнула девушка. – Мама!

– Квири, успокойся!

Но дочь не слушала, она уже бежала прочь отсюда.

– Вы знаете, она растет без отца! – словно извинялась женщина, принялась догонять дочь.

– Оно и видно! – хмыкнула медсестра. (Ержанов 2015)

Вот только маленькая собачка, помесь болонки с терьером, злобно рычала на Олега, а потом цапнула за ногу.

Что случилось с Малышкой, – извинялась хозяйка, заливая следы от зубов йодом, – ума не приложу. Правда, она всегда злится, когда видит незнакомых людей, рычит и норовит тяпнуть. (Донцова 2006: 31)

– Той приема работата си много сериозно – учтиво каза Питърсън. – Винаги, когато съм се съветвал с него, се е оказвал прав.

– Има обаче чувство за хумор, нали знаеш – отвърна Андрю, сякаш се извиняваше за сериозността на брат си. (Бенфорд 1996: 78)

Выше представлены ситуации с имплицитно выраженной интенцией извинения.

Разная степень представленности адресата и адресанта в высказывании характеризует тяжесть нанесённого ущерба или степень неприемлемости поведения, а также эмоциональное состояние говорящего, реже социальную дистанцию коммуникантов. В целом, явление универсально, однако в обоих языках существуют особенности формального представления, связанные с разной частотностью употребления местоимений в нейтральных высказываниях, стилистической окраской отдельных форм глаголов, разной падежной системой. Выведенная классификация является универсальной для обоих языков. Выявлены определённые закономерности при использовании того или иного типа и подтипа, однако они не являются строгими, допускается широкая вариативность.

 

Библиография

Бенфорд 1996: Бенфорд, Г. Пейзажите на времето. Прев. К. Бъчваров. София: Бард, 1996.

Божилова 2007: Божилова, П. Жега в Мадрид. София: Българска книжица, 2007.

Гордеев, Гордеева 2001: Гордеев, В., Е. Гордеева. Не все мы умрём. Москва: Вагриус, 2001.

Гуданец 1984: Гуданец, Н. Субботние поцелуи. Москва: Лиесма, 1984.

Дилов 1978: Дилов, Л. Атомният човек. София: Народна младеж, 1978.

Донцова 2006: Донцова, Д. Жена моего мужа. Москва: Эксмо-Пресс, 2006.

Дончева 1999: Дочева, С. 360 градуса преди края. София: Бард, 1999.

Дохерти 2010: Дохерти, П. Шпионите на Собек. Прев Р. Кариева. София: Труд, 2010.

Енев 2014: Енев, З. Паркът на призраците. Берлин: Екстаз, 2014.

Ержанов 2015: Ержанов, С. Сны камикадзе. – В: Електронно издателство Proza.kz, 2014. [прегледан 30.01.2017]. http://proza.kz/ru/prose/fairy-tale/51923.saken_erjanov.sni-kamikadze-glava-8

Жданов 2008: Жданов, А. История вторая: Дорожная. – В: Електронен ресурс „Железный спорт“, 2008. [прегледан 30.01.2017] http://temych2000.narod.ru/pisanina.html

Кузнецов 2000: Кузнецов, С. Большой толковый словарь русского языка. Санкт-Петербург: Норинт, 2000.

Лукъяненко 2004: Лукъяненко, С. Ночной дозор. Москва: АСТ, 2004.

Лукъяненко 2005: Лукъяненко, С. Последний дозор. Москва: АСТ, 2005.

Люцканова 2004: Люцканова, В. Клонингите си отиват. София: Весела Люцканова, 2004.

Наковски 1983: Наковски, А. Невъзможни срещи.  – В: Българска фантастика. Съст. Агоп Мелконян. Пловдив: Христо Г. Данов, 1983.

Овчарова 2016: Овчарова, А. Подаръкът. – В: Електронен ресурс „Страницата на Дама Купа“, 2016. [прегледан 30.01.2017] https://aniovcharova.blogspot.ru/2016/03/blog-post_7.html?view=snapshotl

Радев 2002: Радев, Р. Камъни. – В: Точка на пристигане. Съст. Иван Крумов. София: Квазар, 2002.

Райтман 2003: Райтман, Р. Прагматика извинений. Перев. Аралова Е. Москва: Языки славянской культуры, 2002.

Романова 2016: Романова, Г. Охотники до чужих денежек. Москва: Эксмо, 2016.

Рубина 2008: Рубина, Д. Школа беглости пальцев. Москва: Эксмо, 2008.

Токарева 2002: Токарева, В. Своя правда.  – В: Електронно списание „Новый мир“ №  9, 2002. [прегледан 30.01.2017 http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2002/9/tokar.html

Уот 2008: Уот, П. Папуа. Прев. Терзиева М. София: Плеяда, 2008.

Чолакова 1990: Чолакова, К. Речник на българския език. Електронен ресурс РЕЧНИК НА БЪЛГАРСКИЯ ЕЗИК [прегледан 30.01.2017]  http://ibl.bas.bg/rbe/

Штерн 2013: Штерн, С. Голландия и голландцы. О чем молчат путеводители. Москва: РИПОЛ Классик, 2013.

За автора

Мария Соломина е завършила Мордовския държавен университет „Н. П. Огарьов“, магистър – специалност „Руски език“. Магистърската й теза е на тема “Прагматические признаки извинения и его реализация в русском и болгарском языках (в сопоставительном аспекте)”. Научните й интереси са в областта на прагмалингвистиката, съпоставителната лингвистика, славистиката.